Подобрать
  • Кредит
  • Займ
  • Вклад
Подобрать кредит, займ или вклад

Сергей Неклюдов: «Ситуация неспокойна, но мы не чувствуем оттока клиентов»

28.08.2014

Партнер компании «Делойт» в СНГ, руководитель практики по оказанию услуг финансовым институтам Сергей НЕКЛЮДОВ в интервью Банки.ру рассказал о новых трендах в работе с российскими банками и перспективах сделок слияния и поглощения в нынешней ситуации политической и финансовой турбулентности.

– С какими российскими банками работает «Делойт»?

– Наши клиенты – это, во-первых, банки, которые активно работают с международным рынком как с точки зрения привлечения ресурсов, так с точки зрения их размещения. Второй блок наших клиентов – те банки, у которых акционеры или портфельные инвесторы — международные компании или компании, которые работают на международном рынке. Это клиенты, которые требуют либо аудиторского заключения, либо консультационной поддержки. Причем в аудите большое значение имеют бренд и отстроенные процедуры проведения аудиторских проверок. В консалтинге очень важны конкретная команда и экспертиза, которые востребованны на рынке.

Как изменилось количество банков – партнеров «Делойт» в России за последний год? Не наблюдаете ли вы их сокращения?

– Точной статистики по динамике количества клиентов я назвать не могу. Но однозначно мы не чувствуем ослабления клиентского интереса. Рынок всегда волнообразный: где-то наступает затишье, где-то активизация. Но все типы клиентов, которые я перечислил, с нами по-прежнему работают. И объем заказов, и объем взаимодействия не уменьшаются. Предвосхищая ваш вопрос о том, как влияет общая ситуация в экономике и политике на наш бизнес, отвечу: сказать, что не влияет совсем, было бы некорректно. Ситуация неспокойная. Но мы не чувствуем оттока клиентов или снижения интереса к нашим продуктам.

– Какие тренды у банков в работе с аудиторскими и консалтинговыми агентствами вы наблюдаете?

– Мы наблюдаем сразу несколько трендов. Первый – работа над повышением операционной эффективности деятельности в банковских учреждениях. После кризиса 2008 года банкам все сложнее зарабатывать деньги на рынках. Клиенты банков стали более профессиональны, более требовательны. Рост бизнеса из экстенсивного стал переходить в интенсивный. Поэтому фокус смещается на то, как наиболее эффективно отстроить бизнес-процессы, чтобы минимум издержек выдавал тебе такой же результат. Сейчас практически все банки, независимо от размера, ищут пути снижения издержек.

Если взять среднестатистический допофис или филиал банка, который ориентирован на работу с клиентами, можно было наблюдать следующую картину. В филиале работает десять сотрудников, из них шесть-семь – обслуживающие подразделения, а три-четыре – сотрудники, которые фокусируются на продаже продуктов и услуг. В идеале должно быть наоборот. Сотрудников, которые занимаются бэк-офисными операциями, оформляют документы, риск-менеджерские процедуры, бухгалтерские записи, должно быть три-четыре. А остальные шесть-семь человек должны быть клиентоориентированными. То есть заниматься продажами банковских продуктов и клиентской работой.

Вторая тенденция, которую мы наблюдаем, не новая, но по-прежнему актуальная, – это влияние регулятивной среды на деятельность банков. Внимание к банковской деятельности со стороны ЦБ и количество регулируемых функций банков увеличивается. Но, помимо этого, есть много внешних регулятивных элементов: «Базель III», новая волна последствий кризиса, изменения систем риск-менеджмента, FATCA и другие.

Третья тенденция – быстро и существенно меняющаяся внешняя среда. Это подталкивает банки к тому, что они должны иметь инструменты отслеживания изменений во внешней среде и механизмы быстрого реагирования на изменения.

– Речь идет в том числе и о геополитических факторах?

– Это и геополитические факторы, это и меняющиеся внешние экономические обстоятельства, и регулятивные изменения. Раньше не было такого количества изменений извне, они не происходили с такой частотой и непредсказуемостью, как сейчас. Буквально каждый месяц что-то новое происходит либо в политике, либо в экономике. Прогнозировать это все сложнее и сложнее. Зачастую – невозможно. Банки уже не могут, как раньше, составить план на пять лет, подготовить детальный прогноз на год. Сейчас другая ситуация: событие произошло вчера, уже сегодня тебе нужна полная информация об этом событии, а завтра необходимо принимать решение. Операционное, стратегическое, тактическое – какое угодно. Но у тебя как у руководителя банка уже нет возможности располагать неделей или месяцем для принятия этого решения. Реакция системы сбора информации о внешнем мире и механизм реакции уже принципиально другие.

– Есть ли понимание того, каким образом можно адаптироваться к этим изменениям?

– Мы пока еще наблюдаем, каким образом. Это, на мой взгляд, зарождающийся новый тренд. Но первая реакция уже ясна – банки обращаются к нам с вопросом: «Уважаемый «Делойт», помогите, пожалуйста, изменить нашу стратегию». Когда мы начинаем более подробно разговаривать, узнавать, что же имеется в виду, оказывается, что долгосрочные стратегические цели у них остаются неизменными. Но банки пересматривают механизм реализации стратегии или адаптируют под новые реалии. Мой прогноз – что это станет новым четким трендом в течение следующих года-полутора.

Одна из причин отзывов лицензий у банков – низкое качество активов. Как часто, по вашим наблюдениям, руководство того или иного банка пытается «скрыть» некачественные активы?

– Все-таки за качеством активов следит регулятор. И более точная информация есть у него. Но в последние несколько лет мы наблюдаем устойчивый рост внимания к процессу мониторинга качества активов как со стороны самих коммерческих банков, так и со стороны регулятора, потенциальных инвесторов и акционеров. В первую очередь это касается выданных кредитов. Все направлено на то, чтобы как можно быстрее выявлять признаки обесценения активов, точно определять причины снижения их качества и оперативно предпринимать действия по предотвращению негативного влияния.

Причина такого внимания достаточно очевидна – после кризиса 2008–2009 годов количество активов плохого качества на рынке увеличилось. На фоне волатильности риск ухудшения качества активов значительно вырос по сравнению с периодом устойчивого роста экономики, который мы наблюдали до кризиса 2008 года. Соответственно, возросло и внимание к процессу мониторинга качества активов. В компании «Делойт» также работает forensic-группа по проведению финансовых расследований, которая занимается выявлением фактов мошенничества, нарушений у наших клиентов по их запросам. Кстати, это направление профессиональных услуг стало востребованным буквально в последние пару лет. Международная Ассоциация специалистов по расследованию хищений (AFCA), проанализировав мошенничества в различных отраслях, пришла к выводу, что банковский сектор на первом месте по количеству фактов мошенничества.

– Получается, что к работе с активами вас привлекают только новые акционеры банка, когда зачастую работать уже не с чем?

– Если говорить о работе forensic-группы, то, как правило, эта команда приходит, когда уже есть факт свершившегося мошенничества. Или сильные небезосновательные подозрения у руководства и акционеров. Нас бы не приглашали, если бы руководство не подозревало мошенничество или не имело бы его доказательств. Поэтому мы не столько доказываем мошенничество, сколько анализируем его причины, последствия или общую среду, в которой это стало возможным.

– После того как компания «Делойт» делает первые выводы о проблемах с активами в том или ином банке, какова дальнейшая процедура работы?

– Мы работаем с нашим заказчиком – акционером, руководством банка либо с консорциумом третьих лиц, которые по каким-то причинам решили работать с кредитными организациями. После того как первые выводы получены, мы отчитываемся о результатах работы нашему заказчику. Дальнейшая работа зависит от конкретного контракта.

– В последнее время по известным причинам среди банков наметился тренд выхода на азиатский рынок. В частности, открытие представительств в Гонконге обдумывают Промсвязьбанк и банковская группа «Открытие». Привлекают ли банки компанию «Делойт» для консультаций по этому вопросу?

– Банковская система – это инструмент сопровождения экономики и экономических потоков. Там, где предприятия и компании развиваются, им нужен банковский сервис: кредитование, обслуживание расчетных лиц и так далее. Другими словами, куда показывает общий тренд в экономике, туда следует банковский сектор. Естественно, про Азию и, в частности, Китай говорится очень много.

Газовый «контракт века» с Китаем, который Россия подписала в июне 2014 года, – это большое и очень важное событие. Он заключен на 30 лет. Помимо строительства трубопровода (газопровод «Сила Сибири». – Прим. ред.), начнется развитие инфраструктуры, производств и предприятий, которые связаны с этим проектом и сопровождают его. Все это потребует проведения финансовых потоков и обслуживания клиентов. Естественно, это будет дополнительный бизнес для банков – как для китайских, так и для российских. Пока обращений от банков нет. Слишком мало времени прошло, масштабов пока не видно. Но мы делали первый анализ объемов китайского бизнеса и его внимания к России. В Китае есть пять крупнейших банков, которые обслуживают большую часть экономики страны. Из них четыре уже открыли либо допофисы, либо филиалы в России и обслуживают китайский бизнес. Пятый банк активно размышляет об этом. Они в любой момент готовы увеличить объемы операций – как только увидят, что экономика движется в этом направлении.

– Ожидаете ли вы в ближайшее время активизации рынка M&A, или мы будем наблюдать лишь за отзывом лицензий у банков?

– Сделки слияния и поглощения будут. Это один из очевидных трендов, которые в банковском сегменте последние лет пять-семь лет присутствуют. К слияниям и поглощениям рынок подталкивают общая логика развития банковского сектора и регулятивные требования. Банкам нужен больший капитал. Маленькому банку сейчас очень тяжело выжить и в конкурентной борьбе, и с точки зрения соблюдения регулятивных требований. Но пять-семь лет назад крупные и средние банки покупались западными организациями. Или более крупный банк покупал мелкий. Сейчас все больше мелких банков объединяются друг с другом. Из трех-четырех-пяти мелких банков появляется один хороший середнячок. Это не значит, что сделки в секторе крупных и средних банков завершились, они тоже будут. Если для крупных банков это вопрос повышения эффективности и увеличения прибыльности, то для маленьких – уже вопрос выживания.

Беседовала Анна БРЫТКОВА, Banki.ru

Похожие новости

ТОП-предложения месяца

Опрос

Для каких целей вы используете онлайн и мобильный банкинг:

Подпишись на рассылку

Получайте лучшие предложения!

Банк Адвизор ВКонтакте

Яндекс.Метрика